Зачем Си Цзинпин звонил Зеленскому и что Китаю нужно от Украины

Зачем Си разговаривал с Зе? Что Китаю нужно от Украины

Сухопутный маршрут «Европа — Китай» предполагает участие или Украины, или Беларуси, или их обеих. Беларусь, по сути, уже вышла из игры и, вполне возможно, надолго. Единственный шанс для КНР сохранить оптимальный для них вариант связан с Украиной. 


5325

Китайский железнодорожный локомотив


Единственный шанс для КНР сохранить оптимальный вариант транспортного коридора в Европу связан с Украиной.

В немногочисленных, как для масштаба такого события, комментариях телефонного разговора Си Цзиньпина и Владимира Зеленского, о котором я уже писал в опубликованной Фокусом колонке, обращает внимание игнорирование ряда обстоятельств. За кадром остается вопрос о мотивации китайской стороны и возможных выгодах для стороны украинской. 

Последние семь лет одним из самых популярных сюжетов международной политики Украины является ожидание разговора очередного гетьмана с Самим. Снизойдет ли и когда именно, удостоит аудиенции или ограничится общением по телефону, будет ли в добром настроении или снова нашепчут нехорошее злые советники? 

Год шел за годом, в Вашингтоне на смену Обаме пришел Трамп, того сменил Байден, а в Киеве Петра Порошенко — Владимир Зеленский. Менялись физиономии украинских и американских президентов, но не менялась сама атмосфера легкой истерики, многажды описанная саркастичными классиками. 

Неожиданное известие о телефонном разговоре Зеленского с лидером единственного государства, которое Джо Байден признает полноценным соперником США, должно было бы стать в Украине сенсацией недели, если не месяца. Увы, но отставка Арсена Авакова оказалась для большинства СМИ и публичных экспертов намного более важной новостью. 

Этот факт исчерпывающим образом характеризует их кругозор и готовность к осмыслению тектонических процессов, происходящих в мире. Провинциализм местночтимых гуру, помноженный на невнимание к деталям привели к тому, что ряд значимых аспектов украино-китайских отношений по-прежнему ускользают от внимания украинской громады. 

Для начала — несколько замечаний общего характера. 

Личное общение это всегда вопрос статуса. Лидер одного из крупнейших и влиятельнейших государств мира — человек с чрезвычайно высоким статусом. Еще не Сын Неба, но довольно близко. У руководителя самого бедного государства на европейском континенте и статус соответствующий. В ситуации общения двух лиц с настолько разным весом тот, у кого он выше, фактически оказывает одолжение своему визави, символически поднимая его на свой уровень. 

При этом, общение такого рода предполагает взаимную у нему готовность и желание. Зеленский не может просто взять и позвонить Байдену, Меркель или Си. Он просто не имеет для этого достаточного веса, его статус слишком мал. 

Поэтому, собственно говоря, столько душевных волнений вызывает в Украине ожидание разговора с первым лицом государства, все еще воспринимаемого у нас, как мировой гегемон. Будь у Зеленского возможность, он бы каждый день разговаривал по телефону с теми, кто определяет мировую политику. Хотя бы пиара ради. Но такой возможности у него нет.  

Ввиду вышесказанного разговор между Си и Зе это именно звонок первого второму. Будет разговор или нет в этой паре определяет именно первый, а не второй. Это именно разговор Си Цзиньпина с Владимиром Зеленским, который для чего-то ему, Си Цзиньпину, оказался необходим именно сейчас.  

Что бы это могло быть?

В китайского государственного информагентства Синьхуа подробный пересказ слов товарища Си заканчивается абзацем, где упоминается «высококачественное совместное строительство «Пояса и пути» как возможность для продвижения сотрудничества в области инфраструктуры, в сфере железнодорожных перевозок по маршруту Китай-Европа».

Для тупых и невнимательных английская версия новости картинкой с изображением локомотива, тянущего товарный состав. Подпись под ней гласит «Товарный состав X9081 «Китай — Европа» покидает Урумчи, столицу северо-западного Синьцзян-Уйгурского автономного района, направляясь в Полтаву, Украина 29 октября 2017 года». Казалось бы, все предельно понятно.

1 апреля 2020 года. Выгрузка гуманитарной помощи из Китая в международном аэропорту Борисполь в Киеве, Украина. (Xinhua/Li Dongxu)


Однако в новостной на сайте президента Украины о железнодорожном сообщении Китай — Европа, которое так занимает китайского лидера, не сказано ни слова. Вместо этого Владимир Зеленский «отметил важность участия китайских инвесторов в реализации ряда проектов по развитию инфраструктуры морских портов, строительству и модернизации дорог, развитию железных дорог и городской инфраструктуры и муниципального хозяйства».

Аналогичные идеи озвучивает абсолютное большинство украинских экспертов. «Мы должны оживить коридор, который идет в обход РФ: из Китая, через Казахстан, Каспийское море, Азербайджан, Грузию, Черное море и порты Одессы. Этот коридор критически важен, потому что тогда мы будем полностью независимы от нашего северного соседа, с которым у нас война», — Виктор Довгань, советник делегации ЕС, зам. председателя Мининфраструктуры по вопросам европейской интеграции в 2016-2019 годах.

«Китайцы готовы плыть через Черное море», – LIGA.net один из руководителей «Слуги народа».

Готовы ли? Тут есть определенные сомнения. Достаточно навести резкость на официальную коммуникацию сторон, как становится понятным и противоречие между их интересами, и предмет общего интереса. 

Украина очень хочет участвовать в обслуживании «Одного пути», который методично тянет в Европу Председатель Си. Есть мнение, что прямо сейчас для этого сложилась просто идеальная ситуация. Неожиданный, глубокий и непредсказуемый кризис отношений между Беларусью и ЕС поставил под вопрос транзит через белорусскую территорию. Исходя из логики долгосрочного конфликта с Россией Киев настаивает на использовании транспортных коридоров, которые огибают российскую территорию с юга. 

Однако этот маршрут однозначно не может быть интересен китайцам. Железнодорожный маршрут из КНР в ЕС через территорию России это минимальные издержки и риски. В идеале контейнер, набитый айфонами, загружается на ж/д-платформу в Шеньчжене и далее мчит без остановок через всю Евразию, меняя несколько раз колею прямо на ходу с помощью специальных решений. 

Путь через Каспийское и Черное моря означает, во-первых, сразу четыре дополнительных перевалки контейнера между железнодорожным и морским транспортом. Это и дорого, и долго. Во-вторых, в море китайцы неизбежно сталкиваются со своим основным конкурентом, причем, далеко от своих баз, без единого шанса на эффективную поддержку собственного флота. 

Представляется очевидным, что КНР нужен именно сухопутный маршрут в Европу. Поэтому, без вариантов, КНР заинтересована в России. Однако у России и Евросоюза нет собственной границы, а Калининградский анклав не в счет. Сухопутный маршрут «Европа — Китай» предполагает участие или Украины, или Беларуси, или их обеих. Беларусь, по сути, уже вышла из игры и, вполне возможно, надолго. 

Единственный шанс для КНР сохранить оптимальный для них вариант связан с Украиной. 

Но здесь возникает препятствие иного плана, ничуть не менее серьезное, нежели белорусский кризис. Очевидно, что российско-украинский конфликт делает невозможным маршрут, пролегающий через оба государства. Си это знает, однако продолжает делать ставку именно на этот вариант. 

Это имеет смысл только в том случае, если он считает реалистичным прекращение украино-российского конфликта.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.